Знакомства пацанами 12 до14 лет из серова

Пацанам 12 и 14, девочкам 3 и вот Алене 4. Из Серова ехать шесть часов на автобусе. Вот где надо знакомиться-то – час ночи, больничный коридор , ЛОР-отделение. . По закону до 14 лет не в праве они мне отказать. крупный светловолосый парень и спросил: "Ты чего плачешь, пацан, обижают, что ли? .. Но наибольшее впечатление произвело на меня знакомство со . Встретила нас тетя Валя Серова, от нее так и веяло добротой и уютом. .. Но с 12 до 14 лет, помимо домашней самоподготовки уже описанными. детей в возрасте от 7 до 18 лет, занимающихся . 12%. Отличный шанс поправить экономику. Границы должны остаться прежними. От передела .. Антон Серов, Тула. .. пацаны, к нему только так и .. рый после знакомства со , без вых., с 10 до 17; сб. и вс. с 10 до 14; среда - день беспл.

И утром завтракать так же пришли. Из Талицы, это км отсюда. Там врачи не могли понять, что с дочкой: Послали в Областную, я заняла у соседки тысячу, пятьсот вот из них на билеты, и мы приехали.

Оказалось, батарейка в носу, уже давно, разлагаться начала, некроз, возможно, надо восстанавливать перегородку в носу. А я телефон дома оставила. Врачи мне там дали позвонить домой, сказала, что в больнице. Без связи, тапок и с чужими грошами в кармане — мне их было жалко, и было понятно: Позвонила мужу, он привез детские и взрослые тапочки, майки-футболки, штанишки… Отдала им свою кружку, ложку, каши всякие растворимые, блокнот и карандаши, рисовать.

Но локально, сегодня, им это сколько-то помогло, а от меня не убыло ни капельки. Четверо их у. Пацанам 12 и 14, девочкам 3 и вот Алене 4. Я парням сказала, пусть у соседей денег займут. Позвонила им на свой телефон, он там остался. Алкоголик, но он вроде закодировался. Старший сын вот перешел в другую школу, там говорят, крепкий троечник. А то в старой двоечником был, программы нынче сложные больно.

А второго-то сына я в браке родила! Она в сончас поехала к подруге, что в Екатеринбурге живет. Наугад, надеясь застать дома, сегодня суббота… была, уже вот воскресенье. Долго звонила, хотела было уйти, но тут ей открыли: Дали халат, игрушки, довезли обратно в больницу, обещали навестить.

И в Талице нашелся кто-то, у кого родственница едет в Екатеринбург, она привезет телефон. Она, видимо, все время живет в долг и ей это привычно: Я ничего не могу сделать для девочки Алены, для ее случайной сестры и братьев, которые как-то растут, как-то учатся, как-то присматривают за сестрами.

Поэтому мне стыдно и неуютно. У нее папилломатоз гортани. Это когда папилломы растут внутри горла, на голосовых связках и трахеях.

Их удаляют, а они снова вырастают. Сначала между операциями проходило по полгода, сейчас - два месяца. Когда девочка начинает дышать тяжело, ее мама знает: Из Серова ехать шесть часов на автобусе. Папилломатоз не лечится, нет лекарств таких в принципе. Надеются на гормональную бурю в подростковом возрасте, часто бывает, что папилломы перестают расти после. У девочек чаще, у мальчиков реже.

Но до того еще надо дорасти, дожить. На этой неделе у Алисы был восьмой наркоз. Их таких 27 человек в области. Алиса ходит в садик, когда не в больнице, рисует, хулиганит, смотрит мультики, бегает и смеется.

Но говорит и дышит, как Дарт Вейдер: И плачет так. Маме ее 23 года, до Алисы она успела закончить школу, и в транспорте их принимают за сестер. Сейчас они на инвалидности, плюс уход за ребенком — это 16 тысяч в месяц пенсии.

И муж вроде есть, но о нем мама Алисы не хочет говорить. И рожать, говорит, больше не. Мама Алису явно любит, но ругает очень много и шлепает тоже: Вот уеду, оставлю тебя здесь! Мне очень хочется погладить ее, но я молчу на соседней койке: Достаточно и того, что летняя мама собирается по десять раз в год лежать в больнице с Алисой, и ждать гормональной бури. После этого длинная череда дерзких ограблений, совершаемых бандой Пантелеева, буквально потрясла Петроград.

Причем потрясенными и обезумевшими от страха оказались новые советские буржуа, нэпманы, а простой люд был буквально в восторге от дерзости и лихости "потрошителя богатых", эдакого Робин Гуда советской поры — Леньки Пантелеева. Отметим, что, в отличие от многих иных налетчиков той поры, Пантелеев никогда не скрывал своего настоящего имени и при каждом налете оповещал свои жертвы о том, кто их ограбил. Это был его своеобразный вызов бывшим коллегам по ГПУ, которые буквально сбивались с ног в поисках неуловимого Леньки и его друзей.

Выгодно отличался Ленька от своих коллег-налетчиков и тем, что был довольно скромен и непритязателен в быту. Он не пил и любил всего лишь одну женщину, бухгалтершу, с которой судьба свела его еще в пору работы в ГПУ. В августе года Пантелеев совершил два вооруженных налета прямо на улице, средь бела дня. Во время одного из них он убил человека — первого на своем веку.

Им оказался милиционер Борзов. Ситуация складывалась для Пантелеева и Гаврикова неудачно. Завязалась перестрелка между налетчиками и сыщиками, в результате которой Гавриков был ранен в руку.

Спасаясь от погони, друзья забежали в одну из аптек, чтобы на ходу перевязать рану. Один из сыщиков, случайно оказавшийся на дороге у бандитов, заметил, куда они зашли. Не теряя времени, он бросился в ближайшее отделение милиции. Вскоре к аптеке подъехала машина с шестью вооруженными милиционерами.

Когда они ворвались в аптеку, Гаврикову еще перевязывали рану, а Пантелеев сидел на лавке с револьвером в руке. Увидев, кого принесла нелегкая, Ленька не раздумывая пустил в дело оружие и убил первого же вбежавшего в помещение милиционера.

Остальные на несколько секунд опешили, и этого времени Пантелееву и Гаврикову вполне хватило на то, чтобы, выбив оконную раму, выскочить на улицу. Поймать их после этого так и не удалось. После этого убийства Пантелеев буквально обезумел. Первая кровь развязала ему руки. Когда однажды на улице его опознал один из милиционеров и попытался самолично задержать, Ленька вырвался из рук стража порядка и, недолго думая, застрелил.

Следом за милиционером он убил ни в чем не повинную старушку, возвращавшуюся с базара, а также шофера, который увез его под дулом пистолета с места происшествия. И все же, несмотря на все ухищрения, к осени года кольцо вокруг него сжималось все сильнее и сильнее.

Одного милиционера во время ареста Пантелеев все-таки убил. Советская судебная машина начала готовиться к шумному процессу над знаменитым бандитом. Однако фортуна не изменила налетчику даже в тюрьме. В ней нашелся человек, готовый за хорошее вознаграждение золото, бриллианты и помощь в устройстве его побега за границу вызволить Пантелеева и его друзей из тюрьмы.

Этим человеком оказался заместитель начальника тюрьмы. Получив обещанные драгоценности, он тут же подписал бумаги об освобождении бандитов. Так в ночь на 11 ноября года Ленька Пантелеев со товарищи оказался на свободе. Между тем в отличие от Пантелеева тюремному начальнику повезло гораздо меньше.

Знакомства до 18 лет (июль ) | Всероссийский фестиваль красок — Санкт-Петербург | ВКонтакте

Тогда он предпринял эту попытку сам, но был схвачен и через месяц расстрелян по приговору военного трибунала. А Пантелеев тем временем, очутившись на свободе, вновь окунулся с головой в кровавую вакханалию налетов и грабежей. Неоднократно сыщики сталкивались с Пантелеевым нос к носу, один раз даже ранили его в руку, но поймать так и не. А Пантелеев, как будто пьянея от азарта этой охоты на него, входил в еще больший раж и исступление.

За январь года он совершил 10 убийств, около 20 уличных грабежей и 15 вооруженных налетов. И во всех случаях пускал в ход свой револьвер не раздумывая. Однажды, придя в один из притонов, где на него была устроена засада, он почуял неладное уже на пороге. Не давая времени никому опомниться, он выхватил пистолет и тут же убил хозяйку притона, оперативника, ранил второго и, выскочив во двор, по пути убил дворника, подметавшего улицу.

Двое вооруженных оперативников, одна из них была женщина, сели в пролетку и помчались по вечерним улицам Питера. Однако здесь Пантелеев оказался хитрее своих преследователей. Его реакция оказалась быстрее, и оба оперативника оказались убитыми наповал.

Но вечно так продолжаться, конечно, не могло. Конец должен был наступить, и он наступил. Между тем на ней уже давно дежурила чекистская засада. И как только бандиты переступили порог квартиры, из комнаты ударил дружный залп, и Пантелеев с Гавриковым рухнули на дощатый пол. Случилось это ночью, а уже вечером 13 февраля в газете "Красная звезда" было помещено срочное сообщение под заголовком: Вместе с Пантелеевым задержан и другой бандит, Мишка Корявый, который во время сопротивления ранен в шею.

Задержаны также соучастник Пантелеева известный громила-взломщик Сашка Пан и целый ряд соучастников и укрывателей…" Но даже после этого сообщения власти, зная о тех легендах, которые ходили в городе вокруг неуловимого Пантелеева, сознавали, что окончательно развеять всякие домысли о живучести этого бандита может только показательная акция.

Поэтому и был разрешен общественности доступ в морг, где в течение нескольких дней лежал труп Пантелеева. Между тем с введением в стране нэпа ситуация вновь начала меняться, причем отнюдь не в лучшую сторону. Расслоение общества, появление целой прослойки новых советских буржуа не могло не сказаться на росте преступности.

В Москве в структуре МУРа вновь была воссоздана бригада по борьбе с бандитизмом. И хотя ситуация — годов повториться уже не могла, но обстановка в стране заметно усложнилась.

В Москве того времени самыми известными бандитами стали Мишка Курносов и Гаврилов по кличке Землянчик, банда которого грабила кооперативы и магазины в столице и Твери. В Питере самым громким преступлением года было вооруженное ограбление Кожевенного синдиката. Тогда государственные учреждения не сдавали ежедневно деньги в банки, поэтому в их кассах хранились немалые суммы. Вот и из кассы Кожевенного синдиката преступники в тот день похитили 96 тысяч рублей.

Фабула преступления была такова. Средь бела дня к зданию синдиката подкатили три пролетки, из которых выскочили семеро вооруженных пистолетами людей. Один из них, не раздумывая, для большего эффекта швырнул в витрину синдиката гранату.

Знакомства для тех кому за 12 лет

Раздался оглушительный взрыв, и стеклянная витрина разбилась вдребезги. После этого налетчики ворвались в помещение и под дулами пистолетов заставили всех служащих, а их было сорок человек, лечь на пол. При этом все грабители стреляли в потолок и ругались. Забрав из кассы три мешка денег, налетчики еще немного постреляли, после чего выбежали на улицу и, сев все в те же пролетки, умчались прочь.

Следствие по этому делу шло несколько месяцев. У сыщиков не было ни одной серьезной зацепки, по которой можно было выйти на грабителей. И кто знает, когда бы возмездие свершилось, если бы не случай. Главаря взяли через несколько минут в том же ресторане.

После этого задержали и остальных шестерых соучастников. Как выяснилось в ходе следствия, главарем оказался некто Сизов. Он упорно настаивал на политических мотивах ограбления, выдавал себя за члена партии эсеров. Говорил, будто эти средства нужны были для партийных нужд. Однако, как оказалось, все деньги у него пошли на развлечения.

Причем сыщиков поразил тот факт, что из 96 тысяч рублей Сизову досталось целых Остальные грабители довольствовались двумя тысячами на брата по две тысячи рублей получили и извозчики, нанятые налетчиками. Между тем после убийства Леньки Пантелеева в феврале года бандитизм в Питере постепенно сходил на. Последней крупной вооруженной преступной группировкой в городе была банда Жорки Александрова, за которой числилось 39 крупных ограблений ювелирных магазинов, банков, ломбардов.

Начиная свою бандитскую карьеру еще до революции, Александров сумел по-настоящему развернуться только во времена нэпа. Когда его поймали, весь Ленинград следил за судебным процессом над ним и его сообщниками. Их всех приговорили к расстрелу и лишь самого юного участника банды, который обычно во время налетов стоял на стреме, решили помиловать и дали ему несколько лет тюрьмы.

Между тем самой безжалостной бандой начала х годов была банда Василия Котова. Ее главарь родился в году в деревне Суходол Вяземского уезда Смоленской губернии, в неблагополучной семье. Его отец и трое братьев регулярно нарушали закон и неоднократно попадали за решетку.

Во время одной из таких отсидок отец скончался, и воспитанием младшего, Василия, занялись старшие братья. В результате уже в 12 лет тот попался на краже и угодил в исправдом. С этого момента из тюрем Василий практически не выходил. В году он был отпущен на свободу новой властью как "жертва царского режима" и принялся за разграбление помещичьих усадеб. Его ближайшим сообщником в этом деле был уроженец Белгородского уезда Курской губернии Григорий Морозов, который еще в году обагрил свои руки кровью полицейского.

Именно под влиянием этого человека банда Котова и стала совершать массовые убийства ни в чем не повинных людей. Одно из первых подобного рода преступлений бандиты совершили в Курске — на родине главаря. Случилось это в Казанской слободе в ноябре года.

Под покровом ночи бандиты подошли к одному из домов и постучались и дверь. В качестве приманки выступила летняя любовница Котова, дочь служащего железнодорожного депо на станции Курск Серафима Винокурова. Сообщив разбуженным хозяевам, что она оказалась жертвой ограбления, Винокурова попросила пустить ее на ночлег. И сердобольные хозяева дома по фамилии Лукьяновы открыли ей дверь.

Ворвавшиеся в дом бандиты не пожалели никого и после ограбления убили топором излюбленное орудие Морозова всех пятерых. После этого жестокого преступления бандитов уже ничто не сдерживало. В январе года они ворвались в дом все в том же Курске, на этот раз в Стрелецкой слободе, и застали там сразу 16 человек. Дом принадлежал одному китайцу, и к тому в тот вечер на огонек зашли его соплеменники. Однако даже такое количество людей не испугало преступников.

Они связали их всех по рукам и ногам, а затем хладнокровно раскроили им черепа с помощью все того же топора. Прошел всего лишь месяц после этого зверства, и преступники вновь, прогуляв награбленное, вышли на охоту.

В том же Курске на Хуторской улице они ограбили и убили семью из шести человек. Таким образом, всего лишь за три месяца банда Котова отправила на тот свет 27 человек. Курский уголовный розыск был абсолютно беспомощен в деле поимки жестоких убийц, что вполне объяснимо. В те годы провинциальные службы российского угро практически не имели у себя ни профессиональных сыщиков, ни каких-либо технических средств. Поэтому банда Котова абсолютно безнаказанно творила свои зверства во многих регионах России.

Так, летом и осенью года они убили две семьи по пять человек каждая в деревне Видное Гжатского уезда и близ станции Уваровка все в Смоленской губернии. Возле станции Батюшково они уничтожили шестерых хуторян Яковлевых, после чего отправились в Калужскую губернию и в Боровском уезде зарубили сразу 16 человек из семей хуторянина Лазарева и его работника.

Затем бандиты вновь вернулись в пределы Курской губернии и за пару месяцев убили еще 27 человек. В конце года бандиты наведались и в Подмосковье, а именно — в Бородинскую область Можайского уезда. Действовали по хорошо отработанному сценарию: Винокурова стучалась в дверь, а Котов и Морозов врывались в дом.

В тот раз ими были убиты пятеро членов семьи Соловьевых. В январе года бандиты вновь объявились в Гжатском уезде, где убили всю семью Мешалкиных. Счет их жертв уже приближался к сотне, а конца кровавым злодеяниям видно пока не. Но тут преступники, видимо, окончательно уверовавшие в свою безнаказанность, совершили просчет.

Несмотря на то что, уходя, бандиты подожгли разграбленный дом, сыщики из МУРа сумели установить приблизительную картину преступления. Однако ни один из местных преступников, известных МУРу, под этот почерк не подпадал. Стало ясно, что это дело рук заезжих гастролеров. И в это время в Москве произошло еще одно подобное преступление. И на этот раз, уходя с места преступления, преступники попытались поджечь квартиру. Сыщики МУРа подняли на ноги всю свою агентуру в уголовной среде, однако личность хотя бы одного из членов жестокой банды установить так и не удалось.

К тому же молчали региональные отделения угро, на территории которых произошли подобного рода преступления. Поэтому оставалось только ждать, что рано или поздно, но преступники совершат роковую для себя ошибку. Тем временем в мае года банда Котова вновь объявилась в Гжатском уезде Смоленской губернии — на этот раз жертвой преступления стал всего один человек — летняя хуторянка Федотова.

Calaméo - Соседи № 50

Перед тем как ее убить, Морозов изнасиловал несчастную. В отличие от Котова, который всегда имел под рукой любовницу Винокурову, Морозов был один как перст, поэтому никогда не упускал возможности изнасиловать кого-нибудь из жертв. Причем ее возраст не играл для него абсолютно никакой роли. Между тем после убийств в Москве столичные сыщики отправили во все региональные отделения угро запросы о том, чтобы в столицу сообщались все случаи подобного рода убийств.

И первыми такое сообщение отправили гжатские сыщики. Однако, пока это сообщение шло в Москву, бандиты совершили очередное зверство — на этот раз возле подмосковной станции Паликово в Верейском уезде. Причем на этот раз они действовали несколько иначе, чем в других случаях.

Представившись хозяевам дома сотрудниками местной милиции, они сообщили, что намерены произвести в их доме обыск. После этого, потрясая перед ошеломленными хуторянами револьверами, преступники связали всем восьмерым руки за спиной и отвели в дом. В это время во двор вошли трое молодых людей, которые возвращались с охоты и случайно оказались в этих местах. Этих людей бандиты тоже арестовали и присоединили к хуторянам.

После того как все ценные вещи были вынесены из дома и погружены на телеги, Морозов вновь взялся за топор. Однако на этот раз бдительность ему изменила.

На полу дома лежали одиннадцать человек, и, когда Морозов ударом топора убил первого из них, главу семейства, остальные жертвы, крича и плача, стали расползаться в разные стороны. Морозов бросился за ними и стал на ходу убивать их одного за другим.

Однако в пылу погони он не заметил, как одна из жертв, летняя дочь владельца дома по имени Христина, сумела закатиться под кровать, а там заползла под стойки, на которых была сложена печь. Это и спасло ей жизнь. Таким образом, впервые за полтора года своей деятельности банда Котова оставила в живых свидетеля своих преступлений. Чудом уцелевшая девушка сумела весьма подробно описать всех преступников, среди которых оказалось трое мужчин и одна молодая женщина. Сыщики МУРа бросились наводить справки об этих людях, пытаясь отыскать их имена в списках преступников, известных еще с царских времен.

Но, пока наводились справки, банда Котова кровавым смерчем пронеслась по Подмосковью, успев за три недели убить 32 человека в Воскресенском и Наро-Фоминском уездах. В последнем они убили семью из 13 человек, большую часть которых составляли дети. После этих убийств во всех уездах прошли массовые выступления крестьян, которые требовали от местной власти немедленной поимки извергов.

Власти в свою очередь обратились за помощью в Москву. К тому времени в МУРе уже скопилась достаточная база данных о деяниях этой банды. Но так как преступники предпочитали действовать во многих областях, было решено отправить в ряд из них опытнейших сыщиков. Именно ему и удалось с помощью местных жителей установить дом, в котором бандиты оставили часть награбленного в семье Яковлевых. Владельцем этого дома оказался летний Иван Крылов.

После нескольких изнурительных допросов нервы парня не выдержали, и он сознался в том, что несколько раз участвовал с разыскиваемыми преступниками в грабежах и убийствах. Назвал он и их имена — Василий Смирнов и Иван Иванов. Причем внешний облик этих людей абсолютно точно сходился с описанием Христины. Получив искомые имена, сыщики МУРа просмотрели всю свою, а также общероссийскую картотеку, но даже упоминания об этих людях не нашли.

Тут пришла догадка, что бандиты могли умело маскироваться под вымышленными именами. Напасть на их след можно было, только подключив к этому делу всю общесоюзную агентуру. Что и было сделано.

В ноябре года из-под Киева пришло сообщение: Получив это сообщение, в МУРе удивились: Однако в Москве еще не знали, что одного участника банды, Григория Морозова, к тому времени уже не было в живых: Видимо, опасения относительно того, что рано или поздно садист Морозов доберется и до него, подвигли Котова первым взяться за оружие. Но спасти Котова от заслуженного возмездия это все равно уже не могло. Через полтора месяца после этого выстрела его и его любовницу сыщики МУРа все-таки схватили в городке Нежин Черниговской губернии.

Суд над Котовым, Винокуровой и Крыловым состоялся в году в московском Ревтрибунале. Несмотря на то что все они в один голос утверждали, что основным убийцей человек был покойный Морозов, избежать высшей меры наказания им так и не удалось. В те годы революционное правосудие карало подобного рода преступников безжалостно. В те же самые дни, когда в Москве решалась судьба Василия Котова и его подельников, в Сибири зверствовал еще один массовый душегуб — Михаил Осипов по кличке Культяпый.

Многих извергов знавала до этого земля российская, однако этот был особенным. Убивать людей доставляло ему истинное удовольствие, и он всегда делал это сам, не доверяя никому из своих подельников. Причем он не жалел никого: Убивал целыми семьями, даже домашних животных не оставлял в живых.

После злодеяний всегда оставлял свою "визитную карточку": Именно эта примета и навела сибирских сыщиков на мысль о том, что убийца — явно профессионал. Стали копаться в царских архивах и вскоре установили, что веером трупы раскладывал только один человек — Михаил Осипов, уроженец Пермской области. В деле была найдена даже его фотография, с которой на людей смотрел обаятельный молодой человек интеллигентной наружности. У него и кличка в преступной среде была именно такая — Интеллигент. Культяпым он стал несколько позднее.

Поймали же этого изверга с интеллигентной наружностью, на счету которого было более сотни загубленных человеческих жизней, можно сказать, случайно. В Уфе Осипов с подельниками совершили налет на комиссионный магазин прямо в центре города.

Всех людей, находившихся там, бандиты связали и, как и положено, уложили веером на полу. Но в этот момент в магазин вошел местный священник отец Георгий. В свое время он занимался французской борьбой, и теперь прошлое увлечение ему весьма пригодилось.

Сбив с ног сразу нескольких бандитов, он выскочил на улицу и поднял такой шум, что к месту происшествия сбежались все окрестные милиционеры. Осипов сдался, надеясь на то, что ему удастся прикрыться чужим именем. В году Михаила Осипова и его ближайших сподвижников расстреляли. В те времена резко вверх пошла кривая взяточничества в рядах самой милиции. Кое-кого нэпманы покупали буквально "с потрохами". Во многих отделениях милиции к задержанным применялось насилие.

В этом отношении весьма показателен случай, происшедший тогда в Москве с самим членом Центральной контрольной комиссии партии, членом Верховного суда СССР Ароном Сольцем. Однажды он ехал в трамвае без билета.

  • Добавить школу
  • Соседи № 50
  • Бессонничное

Его поймали контролеры, он полез в карман за документами, но оказалось, что Сольц их оставил дома. Попытался объяснить это контролерам, однако они были неумолимы и с шумом препроводили его в ближайшее отделение милиции. Очутившись там, Сольц искренне надеялся, что уж тут все окончательно прояснится, перед ним извинятся и отпустят. Однако действительность оказалась куда ужасней, чем предполагал видный член партии. Там Арон Сольц провел несколько мучительных часов, деля крышу с настоящими преступниками.

Когда вскоре ситуация с личностью Сольца прояснилась и его выпустили с извинениями на свободу, он первым делом пошел к Феликсу Дзержинскому, грозному председателю ВЧК. Тот выслушал рассказ своего товарища по партии и, не теряя ни секунды, взяв с собой с десяток чекистов, лично отправился в злополучное отделение.

Явившись туда, Дзержинский арестовал начальника, весь штат милиционеров уволил, а само помещение приказал заколотить досками до лучших времен. Однако отметим, что подобный случай был всего лишь редким исключением.

Москва тем временем жила по-нэпмановски. В ней чуть ли не в открытую работали публичные дома. Самыми известными были два: Буквально второе дыхание обрели в нэпмановской Москве воры, всевозможные мошенники и грабители.

В году трое вооруженных мужчин ворвались в кассу типографии "Искра революции" и захватили все деньги. Но их отъезд с места преступления видели местные мальчишки. Они и описали муровцам автомобиль преступников. Найти его в одном из гаражей на Большой Якиманке было уже делом техники. С приобщением России к европейским благам увеличилось и число таких преступлений, как грабежи музеев. В конце х самыми известными были два таких ограбления. Первое произошло 22 апреля года в Москве.

В ночь на Пасху из Музея изящных искусств. Пушкина были похищены пять картин, представлявших огромную художественную ценность: Прибывшие по вызову музейных работников сыщики МУРа установили, что преступник действовал весьма умело и нагло. Проникнув на галерею музея, он дождался момента, когда зазвенели колокола пасхального благовеста, и обыкновенным булыжником разбил стекло в одном из окон.

Так как в те годы никакой охраны в музее не было и это при том, что еще в году из его Египетского зала было похищено золотых предметов!

Открыв окно, он проник внутрь музея и вскоре оказался в демонстрационном зале. Там он достал нож и с его помощью вырезал из рам все пять картин. После этого он покинул музей тем же путем, каким туда пришел. Никаких существенных следов преступник на месте преступления не оставил. На листке бумаги было начертано: Кто-то из сыщиков по этой записке определил, что к краже вполне могут быть причастны служители церкви. Однако эта версия просуществовала недолго. В августе года в МУРе внезапно появился коммерсант из Италии, который принес с собой… одну из похищенных картин — "Бичевание Христа".

Когда его спросили, откуда у него эта картина, коммерсант поведал сыщикам такую историю: В ней оказалась та самая картина и письмо, в котором неизвестный отправитель сообщал, что он согласен за небольшую, чисто символическую плату отдать этот шедевр коммерсанту, чтобы тот увез картину на ее истинную родину — в Италию.

Однако искушенный в подобного рода делах коммерсант не стал рисковать своей репутацией и поспешил заявить об этом советским властям. Так сыщикам стало понятно, что картины попали в руки непрофессионала, и тот явно не знает, как от них избавиться. Однако напасть на его след не удавалось вплоть до года.

Грабитель навел на себя сыщиков. Был он весьма азартным игроком на бегах и сутками не вылезал с ипподрома. В большинстве случаев ему везло, однако в один из дней года он проигрался, что называется, в пух. И тогда он попросил одного своего знакомого дать ему денег в долг, а в качестве залога предложил ему… бесценную картину. Об этом предложении тогда же стало известно многим обитателям ипподрома, в том числе и негласному агенту МУРа.

Тот, естественно, и доложил куда следует. В тот же день грабитель был арестован. Как выяснилось, этим человеком оказался некто Федорович, который в свое время входил в банду петроградских "потрошителей музеев" во главе со Шварцем.

Они давно планировали ограбить Музей изящных искусств, однако в году большую часть банды переловили сыщики, и Федорович вынужден был пойти на дело в одиночку. Все похищенные картины он сложил в небольшой чемоданчик и некоторое время хранил в камере хранения нескольких московских вокзалов.

Но после того как закончилась провалом затея с итальянским коммерсантом, Федорович решил спрятать оставшиеся у него картины подальше и поглубже. Засунул их в жестяные банки и зарыл в землю в двух местах: Это захоронение затем дорого обошлось шедеврам: В году именно эту картину и продали в одну из частных американских коллекций. Вторая кража произошла в конце тех же х в Ленинграде в самом Эрмитаже.

Там тогда была собрана уникальная коллекция антиквариата, специально для иностранных гостей. Поздним вечером, когда музей закрылся и охранник остался только в вестибюле, преступник забрался на карниз здания и подобрался к окнам демонстрационного зала. Алмазом разрезав стекло, он с помощью пластыря бесшумно выдавил его и проник внутрь. Сложив драгоценности в мешок на сумму в тысяч рублейграбитель перекинул его через плечо и удалился тем же способом, каким и пришел.

Спустившись вниз, он зашел в подвал, сменил там всю одежду и обувь и был таков. Пропажу обнаружили только утром следующего дня.

И вскоре вышли на преступника. В этом сыщикам помог клей, которым был обмазан пластырь. Он был самодельным, сваренным из картофельного крахмала, пшеничной муки и столярного клея. Сыщик Алексей Кошелев в году он возглавит МУР нашел в архивах дело десятилетней давности, в котором использовался точно такой же клей. Так было установлено имя грабителя, проживавшего тогда на Украине.

Случилось это летом года. Преступники проявили чудеса изобретательности и не стали вскрывать замки или ломать витрины. Они прорыли подкоп в подвал магазина из соседней котельной и унесли мехов на сумму 22 тысячи рублей. Подкоп был уникальным в своем роде. Ранее такого никогда еще не случалось. Сделать это мог только технически грамотный человек. Удача же пришла к сыщикам неожиданно.

Тот объяснил, что поранил руки в драке. Однако сыщики решили по-другому и предположили, что руки тот мог поранить во время подкопа. Между тем арестованный, находясь в тюрьме, не выдержал и решил дать весточку своим друзьям.

Через освобождаемого из заключения мужчину он отправил на волю записку. Но муровцы были начеку. Так был установлен адрес подельников арестованного. Там проживал Станислав Швабе, как оказалось, сын бывшего начальника московской сыскной полиции и главный организатор ограбления магазина. Тем временем — хоть и не так часто, как десять лет назад — в Москве продолжали иногда греметь бандитские выстрелы.

Зимой года в Бобровом переулке был убит выстрелом из пистолета кассир района Фролов. Преступник похитил у него чемодан с 28 тысячами рублей. Столь дерзкое и жестокое преступление подняло на ноги буквально весь МУР.

Сыщики работали не покладая рук и вскоре задержали грабителей. Ими оказались некие Маргеладзе и Шмидт. Последний и был главным инициатором преступления. К этой акции они готовились два месяца, тщательно изучали маршрут движения Фролова, его привычки.

Достав наконец револьвер, бандиты решили осуществить задуманное. Суд приговорил их к расстрелу. Преступления времен Великой Отечественной Борьба с бандитизмом. Великая Отечественная война сплотила всех, кому дороги были свобода и честь Отечества.

Даже преступники готовы были бить врага до победного конца. Рокоссовский, до войны сам познавший ужас тюремных застенков, обратился к И. Сталину с предложением сформировать из уголовников специальные подразделения для борьбы с фашистами. Штрафбаты создали летом года, и они буквально наводили ужас на врага. Правда, и потери в этих подразделениях были огромны. Используемые в виде "пушечного мяса", уголовники чуть ли не голыми руками воевали с врагом, рискуя получить пулю и от немцев — в грудь, и от своих — в спину.

Однако отметим, что участие некоторых уголовников в войне в скором времени раскололо надвое преступный мир страны. Получившие оружие из рук власти "ссучившиеся" уголовники по старым воровским понятиям предавали главную идею блатного мира — не идти ни на какие сделки с государством. С самого начала войны уголовному розыску страны пришлось столкнуться с новыми видами преступлений: Московский уголовный розыск в годы войны возглавляли два человека: Авторитет МУРа и в годы войны оставался на том же высоком уровне, что и.

Почти месяц эта бригада помогала ташкентским сыщикам обезвредить ряд крупных вооруженных банд в городе и окрестностях. С пойманными бандитами особо не церемонились — просто ставили к стенке.

Москва тогда помогала не только людьми, но и советом. Он содержал не только анализ состояния преступности, но и разбор тактики, применяемой преступниками в условиях военного времени. В году к руководству уголовным розыском страны пришел упоминавшийся нами ранее А. Овчинников, один из лучших сыщиков того времени. Уроженец Пермской области, А. Овчинников начинал свою карьеру в милиции с должности участкового инспектора в Кунгуре. Затем там же он был начальником милицейского конного резерва.

В году он стал начальником городской милиции Свердловска. Став главным сыщиком страны, Овчинников собрал под своим крылом лучших специалистов розыскного дела. В ГУУР были также переведены: Овчинникова на посту начальника ГУУР. Преступность в Москве военных лет была по тем временам довольно высокой.

Злачные места Москвы буквально кишели блатным людом.

Бандиты времен социализма (Хроника российской преступности 1917-1991 гг.) (fb2)

Самыми криминогенными местами считались Марьина Роща и особенно Тишинский рынок. Как вспоминал писатель Эдуард Хруцкий, "перед кровавыми подвигами Тишинки бледнела слава Марьиной Рощи, Вахрущенки и Даниловской заставы. Я по сей день помню это пугающее скопище человеческой нечисти. На территории этой была своя иерархия и даже некая "форменная одежда". Ниже всех стояли уголовные солдаты-огольцы. Они ходили в синих кепках-малокозырках, в скомканных "в гармошку" хромовых сапогах, и белый шарф на шее, и, конечно, золотой зуб-фикса.

Для нас, мальчишек, они были особенно опасны: Местного ворья…" В конце войны, в ноябре года, силами ГБ и московской милиции, с привлечением значительных армейских сил на Тишинском рынке была устроена грандиозная облава. По словам все того же Э. Хруцкого, "после нее разбежались, сгинули огольцы, исчезли мордатые спекулянты, залегли на дно воры в законе. Карательная машина государства, имевшего уникальный опыт массовых посадок, сработала безукоризненно. После этой облавы мы еще долго находили в проходных дворах деньги, финки, кастеты и даже пистолеты… С массовым бандитизмом в Москве было покончено за полгода.

Бандитов ставили к стенке или отправляли на Север, а тех, кто, возможно, сталкивался с ними случайно, забирали по статье как бандпособников…" Война высвечивала как лучшие, так и худшие качества людей. И даже женщины, в частности, москвичка, некая Анастасия Харитонова. Ее уголовное дело стало одним из самых громких дел в практике МУРа тех лет. Семья Харитоновых муж, жена и двое мальчиков-близнецов — Володя и Витя жили до войны на Хорошевском шоссе.

В году глава семейства ушел на фронт, а Анастасия Харитонова с детьми эвакуировалась. Мальчикам в тот год было по 7 лет. Вернувшись в м из эвакуации в Москву, Анастасия встретила мужчину, с которым решила создать новую семью. Однако сделать это ей мешали уже подросшие дети. И Харитонова задумала от них избавиться.

Поначалу она не решалась выгнать ребят из дома сама и поэтому всеми силами создавала такие ситуации, чтобы они это сделали добровольно. Она била их нещадно за малейшую провинность, морила голодом. Затем, видя, что это не помогает, стала действовать более энергично. Увезя детей в Горький, она оставила их там и приехала в Москву. Но местная милиция вернула мальчиков обратно. Тогда Харитонова увезла сыновей в лес и бросила. К сожалению, мальчики самостоятельно нашли дорогу.

Развязка в этой жуткой истории наступила в апреле года. Доехав до станции, все трое отправились пешком к дому родственницы. Когда они шли по мосту над рекой Пажой, Харитонова неожиданно столкнула детей в воду. Не умея плавать, оба мальчика утонули. Харитонова вернулась в Москву и сообщила соседям, будто дети остались у сестры. Однако та через несколько дней приехала в Москву, и соседи поинтересовались здоровьем мальчиков.

Анна ответила, что не видела детей больше месяца и их к ней никто не привозил. Почуяв неладное, соседи сообщили обо всем в милицию. После нескольких изнурительных допросов Харитонова созналась в убийстве детей. Суд приговорил ее к длительному тюремному заключению, так как закон тогда не позволял ее расстрелять. Берии с поста наркома.

По личному распоряжению И. Берия продолжал курировать систему правоохранительных органов в стране, но уже в году в связи с усилением позиций А. Жданова эти функции у него были отобраны, он сохранил за собой лишь контроль за Комиссией по атомной энергии.

Меркулова председателем пришел Виктор Абакумов, в свое время арестованный Берией, но в году ушедший из-под его опеки в Управление особых отделов РККА. Теперь, в году, С. Круглов сменил своего патрона в кресле наркома, и именно на его долю выпала обязанность существенно перестроить органы внутренних дел страны в послевоенный период.

В году серьезной реорганизации подвергся уголовный розыск страны. Начальником УУР оставался А. МУР в первые послевоенные годы возглавлял Иван Васильевич Парфентьев, начальник строгий и сыщик, как говорится, от Бога. Оперативных работников он подбирал себе так, как не каждый мужчина подбирает себе жену.

В году этот отдел был преобразован в Управление по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией. В августе года реорганизации подверглись подразделения милиции Москвы, столиц союзных республик, Ленинграда, а также Архангельска, Мурманска и Владивостока: